Функциональность мировоззрений и миропониманий различных типов

23/02/2018

В предыдущей статье мы говорили о том, что такое «мировоззрение» и «миропонимание», как они связаны и на какие типы в психике индивида их можно разделить.

Сегодня — о функциональности различных типов мировоззрений и миропониманий в практической жизни индивида и общества а также о том, как определить тип своего мировоззрения и миропонимания.

——

Наиболее значимая функция мировоззрения в психике индивида состоит в том, что мировоззрение является средством моделирования течения событий в жизни во множестве вариантов в темпе, опережающем реальное течение событий, что позволяет заблаговременно выявлять неприемлемые варианты возможного будущего, выбирать приемлемые и вырабатывать наилучшую — некотором смысле — линию поведения индивида в жизни.

Всякий индивид — маленькая частица бесконечной Жизни, к тому же ограниченная как по продолжительности своего бытия, так и по информационной ёмкости структур своего организма.

Соответственно этим обстоятельствам дискретный (раздельный, прерывающийся) характер мировоззрения при конечном наборе входящих в его состав образно–музыкальных модулей — средство, позволяющее с некоторой детальностью отобразить бесконечность Жизни в ограниченность индивида. Наряду с этим Жизнь — бесконечный поток причинно–следственных связей событий друг с другом.

Вследствие того, что в калейдоскопическом мировоззрении устойчивые связи между компонентами мировоззрения отсутствуют, а временные связи неустойчивы и обусловлены настроением индивида и потоком его чувств, то калейдоскопическое мировоззрение — плохая модель Жизни, не способная адекватно отобразить и моделировать поток реальных причинно–следственных связей событий в жизни. По этой причине носители калейдоскопического мировоззрения в самостоятельном поведении обречены на множественные и частые ошибки, и реально в своей жизни становятся заложниками обстоятельств и оказываются в зависимости от тех, кто в своём поведении опирается на мировоззрение, более адекватно отображающее причинно–следственные связи событий Жизни как таковой. По существу неадекватность Жизни мировоззрения и миропонимания одних создаёт основу для того, чтобы над ними владычествовали другие, в том числе и злоупотребляя своими способностями и социальным статусом.

Мозаичное мировоззрение, в котором связи между его компонентами устойчивы и обусловлены самими компонентами, как представляется, способно быть более работоспособной моделью Жизни. Однако, мозаичное мировоззрение может принадлежать к одному из двух базовых подтипов, каждый из которых характеризуется направленностью развития мозаики (либо «от общего к частностям», либо «от частностей к общему»), либо быть комбинацией нескольких мозаик, принадлежащих к разным подтипам.

Поэтому встаёт вопрос: Какой из двух подтипов мозаичного мировоззрения более эффективен в качестве субъективной модели Жизни как таковой?

Для того, чтобы всем желающим было проще понять разницу подтипов мозаичного мировоззрения, можно вспомнить широко известный анекдот про полярника, который разбирал своё ружьё, чтобы почистить, а кто–то из друзей в кучу деталей подкинул лишний винтик, после чего полярник едва не свихнулся, многократно разбирая и собирая ружьё, пытаясь найти в его конструкции место этому якобы вынутому им при разборке винтику.

Эта аналогия иллюстрируют то обстоятельство, что:

  • процесс развития мировоззренческой мозаики в направлении «от общего к частностям» сам по себе обладает более высокой степенью помехоустойчивости и безошибочности своего развития (разбирать ружьё подконтрольно, чтобы никто не мог подбросить лишних «деталей»), нежели процесс сборки мозаики в направлении «от частностей к общему», что обусловлено и общеприродными закономерностями, и определённым субъективизмом людей;
  • кроме того, процесс сборки мозаики в направлении «от частностей к общему» — в силу субъективных особенностей культуры мышления индивида — может стать нескончаемо безрезультатным, если личностная культура мышления индивида характеризуется поговоркой «за деревьями леса не видит».

Вследствие того, что процесс развития мозаики в направлении «от общего к частностям» более помехоустойчив и более защищён от ошибок, то мозаичное мировоззрение, основанное на этом подтипе мозаики, представляется более функциональной моделью Жизни как таковой в психике индивида, нежели другие виды мировоззрения.

В итоге, по отношению к задаче многовариантного моделирования течения событий в темпе, опережающем их реальное течение в Жизни как таковой:

  • наименее функциональным, является калейдоскопическое мировоззрение;
  • мозаичное мировоззрение, развёрнутое в направлении «от частностей к общему», более функционально, чем калейдоскопическое, но по своей эффективности уступает мозаичному мировоззрению, развиваемому в направленности «от общего к частностям», вследствие как объективных причин, так и субъективно не выявляемых самостоятельно ошибок его носителей;
  • наиболее функциональным и эффективным, а также помехозащищённым и обеспечивающим способность индивида к эффективной самодиагностике в нём ошибок, является мозаичное мировоззрение, развёртываемое в направлении «от общего к частностям».

И зная о различиях трёх названых выше типов мировоззрения и миропонимания, всякий индивид, если подумает, то способен осознать, к какому из этих типов мировоззрения и миропонимания ближе его собственная психика.

Тут может возникнуть вопрос о критериях определения своего типа мировоззрения (и, как следствие, миропонимания).

Если кратко, то наша психика — двухуровневая (сознание и безсознательные уровни (подсознание, сверхсознание и т.п.)). Вся входящая первичная и оперативная информация обрабатывается безсознательными уровнями, а сознание лишь «маркирует» её согласно нравственных стандартов: «хорошо», «плохо», «не определено». На уровне безсознательного объемы и скорость обрабатываемой информации — чудовищных размеров, тогда как сознание на пределе способно оперировать 7-9 объектами или процессами на скорости 15-16 бит в секунду (эта скорость равнозначна тому, что в один момент времени сознание способно разрешить 15-16 неопределённостей типа «это — не это» во входящем потоке первичной и оперативной информации).

Возникает вопрос, как результаты обработки информации с безсознательных уровней передать на уровень сознания так, чтобы сознание было способно их «переварить»? Правильно, через эмоции. Эмоции — это предельно плотно упакованная информация (аналогия лампочки на приборной панели оператора), которая даёт понять, слаженно ли работает сознание и безсознательное. Соответственно, постоянно и стабильно хорошее, слегка приподнятое настроение индивида (конечно, без внешней стимуляции) является первым критерием того, что «я-центризм» изжит и мозаика, как минимум, начала перестройку на Богоцентричность.

Вторым критерием может быть умение индивида работать в тандемном и политандемном режимах, в процессе которых участники способны договориться между собой по обсуждаемому вопросу, найдя лучшее из всех предложенных решений или выработав новое, которое будет лучше всех предложенных изначально.

Третий критерий — качество нравственных стандартов и их соответствие Божьему Промыслу. Чем больше результатов обработки информации, которые приходят в сознание из безсознательного, оно (сознание) «маркирует» как «не определено», тем сильнее это указывает на безнравственность индивида и, как следствие, «я-центризм» его мировоззрения и миропонимания.

Более полно и точно всё это раскрыл в своей лекции один из участников авторского коллектива «Внутренний Предиктор СССР» В.М. Зазнобин. Лекцию очень рекомендую всем к просмотру.

Сказанное здесь об эффективности мировоззрений различных типов также относится и к миропониманиям различных типов.

Названные особенности мировоззрений и миропонимания различных типов говорят о том, что правильная школа должна содействовать тому, чтобы у детей их творческими усилиями формировалось мозаичное мировоззрение, развиваемое в направлении «от общего к частностям».

Материалы для изучения:

1. Основы социологии — Внутренний Предиктор СССР.
2. Мировоззрение — Вики-КОБ.
3. Миропонимание — Вики-КОБ.
4. В.М. Зазнобин — О мировоззрении (СПб, март 2000 года).